Защищайся от инфекций! Начало катастрофы. 1981–95 годы ВИЧ-инфекция

Национальная катастрофа. Первая волна эпидемии: 1996–2004 годы

В 1996 году были инфицированы 1560 человек — почти в 8 раз больше, чем в 1995 году и в полтора раза больше, чем за все предыдущие годы вместе взятые. В России началась эпидемия ВИЧ.

Новые случаи и пути заражения ВИЧ, 1996–2016 гг.


Данные: ФНМЦ СПИД Роспотребнадзора

Первая волна прокатилась по России с запада на восток в 1996–2004 годах, в виде серии крупных вспышек среди потребителей инъекционных наркотиков (ПИН). Пик пришелся на 2001 год, в течение которого вирусом заразились 88 тысяч человек.

К концу этого периода ВИЧ-инфекцией были охвачены все основные промышленные центры России, а по статистике пораженности можно было составлять карту наркопотребления в нашей стране. Противодействием распространению ВИЧ занимались главным образом международные фонды и некоммерческие организации. К 2004 году потенциал для взрывного роста заболеваемости был, в основном, исчерпан, а число заразившихся снизилось до 33 тысяч в год — самого низкого уровня с начала века.


Рост наркомании в странах бывшего СССР

Массовой заболеваемости ВИЧ предшествовал процесс распространения инъекционных наркотиков, который начался в СССР с 1985 года.

Численность больных наркоманией и токсикоманией, состоящих на учете в 1985–89 гг.
1985 г.1989 г.
Тыс. человекТыс. человекНа 100 тыс.
Россия16,432,522
Украина10,421,041
Белоруссия0,20,66
Эстония0,070,215
Латвия0,20,623
Литва0,20,512
Молдавия0,10,48
Грузия1,01,019
Армения0,40,27
Азербайджан0,61,217
Казахстан2,75,030
Таджикистан0,20,611
Киргизия1,31,228
Узбекистан2,44,723
Туркмения5,33,7103
СССР41,573,426
Источник: Охрана здоровья в СССР, Госкомстат, 1990

C 1985 по 1989 гг. количество наркоманов и токсикоманов на диспансерном учете увеличилось в 2–3 раза в России, Украине и других республиках в европейской части СССР, а также в Азербайджане, Казахстане, Узбекистане и Таджикистане. При этом в Грузии и Киргизии, хотя и наблюдалось сокращение численности наркозависимых, в расчете на 100 тысяч населения уровень наркотизации был сопоставим или выше общесоюзного.

Особенно выделялась Туркмения: численность наркоманов и токсикоманов на диспансерном учете в расчете на 100 тысяч населения была в четыре раза выше среднего значения в СССР. Этот факт интересен потому, что в дальнейшем туркменские власти отрицали наличие эпидемии ВИЧ в своей стране. По официальным данным, на конец 2008 года в Туркмении было всего двое ВИЧ-инфицированных, в 2015 г. — менее 10 человек. При этом по данным ВОЗ средняя продолжительность жизни в Туркмении в 2015 году составляла 66 лет. Это самый низкий уровень среди стран бывшего СССР и один из самых худших в мире: более низкие значения, в диапазоне 52–66 лет, характерны только для некоторых стран в состоянии войны (Афганистан, Ирак, Сирия, Йемен) и стран, сильно пострадавших от эпидемии СПИДа (страны Африки к югу от Сахары и Гаити).

После распада СССР в 1991 году, на фоне развернувшегося экономического кризиса, скорость распространения наркотиков многократно возросла.

Численность больных наркоманией и токсикоманией на диспансерном учете в России в 1988–2016 гг.


Данные: «Российский статистический ежегодник» за 1996–2016 гг., Росстат

Количество наркозависимых нарастало наиболее быстро в 1993–2001 гг., т. е. в течение острого экономического кризиса в России. Особенностью этого периода было вовлечение женщин, подростков и детей до 14 лет.

Из Государственного доклада о здоровье населения за 1997 год:

«Среди состоящих на учете больных наркоманиями 13,4% составили женщины. За один только год показатель заболеваемости наркоманиями среди женщин увеличился на 42%...

На конец 1997 года в наркологических диспансерах России состояло на учете почти 6 тысяч подростков... Среди впервые выявленных больных наркоманиями всех возрастов доля подростков в 1997 году составляла 12%...

За последние 3 года число детей-наркоманов возросло в 2,8 раза...»

По данным Росстата, в 1988–2016 годах на учет в наркодиспансеры было поставлено в общей сложности 788 тысяч человек, из которых 267 тысяч оставались на нем в 2016 году. Таким образом, с учета «выбыли» 521 тысяча человек. Часть — в результате длительного воздержания от наркотиков, т.е. выздоровления, другая часть — из-за смерти: от передозировок, самоубийств, СПИДа, последствий гепатитов B и С, туберкулеза (особенно, для заключенных) а также причин, свойственных остальному населению.

Стоит отметить, что эта статистика отражает только наркозависимых, обратившихся за лечением в государственные учреждения. По оценкам различных ведомств, количество россиян, употребляющих наркотики, постоянно или эпизодически, примерно на порядок выше численности наркозависимых на диспансерном учете. По оценке ФНМЦ СПИД в 2014 г. в стране их было около 2 миллионов человек, а по оценке МВД — около 5 миллионов.


Начало эпидемии ВИЧ: события на Украине

До 1994 года Украина считалась одной из наиболее благополучных стран Европы в отношении ВИЧ. За восемь лет, с 1987 по 1994 гг. было выявлено 398 инфицированных. Больше половины — иностранцы, причем основную их массу обнаружили и депортировали до конца 1989 г.

Среди граждан страны имелось всего 183 носителя вируса. Для сравнения, к концу 1994 г. в одной Москве их было 184, в Санкт-Петербурге — 85. Однако, как видно из таблицы, инфекционный процесс на Украине постепенно нарастал.

Первые случаи заражения ВИЧ на Украине, 1987–94
19871988198919901991199219931994 1987–94
Иностранцы 7535322113151113 215
Граждане Украины 620161921304031 183
Из них: Одесса и область 4879105128 63
ИностранцыГраждане Украины
ВсегоОдесса и область
19877564
198835208
198932167
199021199
1991132110
199215305
1993114012
199413318
1987–9421518363

Данные: Минздрав Украины

До 1994 года самым пораженным регионом Украины была Одесская область. По данным эпидемиологических расследований вирус сюда был завезен студентами из стран Африки и Южной Америки, обучающихся в учебных заведениях Одессы. К 1990 году были выявлены и депортированы 45 иностранных студентов с ВИЧ.

В 1987 году из 6 первых обнаруженных случаев заражения среди украинцев 4 относились к Одессе; здесь же были зарегистрированы первые в стране случаи передачи вируса при переливании донорской крови и от матери к ребенку (этот ребенок умер в 1988 году от СПИДа — впервые в СССР).

В основном же вирус распространялся половым путем, главным образом среди женщин секс-бизнеса, имевших контакты с иностранцами. Также к концу 1994 года в Одесской области было обнаружено 13 случаев передачи через гомосексуальный контакт.

Кроме Одессы, заметное количество ВИЧ-инфицированных граждан Украины имелось в Киеве, Донецке, Днепропетровске и Севастополе.

И все же первая вспышка среди ПИН Украины произошла не в этих городах, а в Николаеве, где до этого имелся всего 1 случай ВИЧ.

В конце 1994 года в Николаеве были обнаружены 2 ВИЧ-инфицированных брата-наркомана. Один перед этим побывал в Польше, где уровень распространенности ВИЧ в среде ПИН был тогда уже относительно высок. Эпидемиологическое расследование выявило еще более 20 ВИЧ-позитивных лиц, использовавших общий шприц. К концу 1995 года было уже 708 зараженных.

В начале 1995 года произошла вспышка и в Одессе. За год заразились 617 человек. В Одессе, как показали дальнейшие исследования, распространился другой подтип вируса — ВИЧ-1, подтип А (тогда как в Николаеве — ВИЧ-1, подтип B), то есть эта вспышка была независимой и брала начало от вирусоносителей города. В том же году вирус ВИЧ-1А стал массово выявляться в Крыму и Донецке, а с 1996 года — во всех регионах страны и за ее пределами.

Распространение ВИЧ по регионам Украины, 1995–2004


 

1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004

Цветом обозначено количество зарегистрированных случаев ВИЧ, накопленных с 1987 г. Для получения цифровых значений кликните на нужный регион.

Данные: с 1996 г. — Минздрав Украины; в 1995 г. — различные публикации и оценки


Распространение ВИЧ по территории бывшего СССР

Количество случаев заражения ВИЧ, начиная с 1987 г.
Страна1995 г.2004 г.
Чел.Чел.На 100 тыс.
Россия1090296 тыс.205
Украина167375 тыс.157
Белоруссия113626364
Эстония574442325
Латвия463033133
Литва4098029
Молдавия13222462
Грузия1963715
Армения32889
Азербайджан226838
Казахстан31469631
Таджикистан03175
Киргизия065513
Узбекистан9561221
Данные собраны из статистических и научных публикаций.

С 1996 года началась серия вспышек среди наркоманов в других странах бывшего СССР: в 1996 г. в Калининграде, затем в Светлогорске (Белоруссия), Кишиневе, Клайпеде (Литва) и Нарве (Эстония), за ними последовала вспышка среди заключенных в Темиртау в Казахстане. Позже, в 2002 г., произошла еще одна крупная вспышка среди заключенных в городе Алитус (Литва).

К концу 2004 года ВИЧ-инфекция охватила весь пояс «компота» и «крокодила» — территорию распространения кустарного способа приготовления инъекционных наркотиков из растительного сырья и определенной субкультуры их потребления.

Больше всего людей было инфицировано в России и на Украине. На конец 2004 года общее число зараженных в России достигло 296 тысяч человек, в 270 раз больше, чем в конце 1995 года! Сильно пострадали также Эстония и Латвия: при расчете на 100 тысяч населения уровень пораженности в Эстонии был еще выше, чем в России, а в Латвии — сопоставим. В то же время, в странах Закавказья и Средней Азии эпидемия оказалась гораздо слабее.

Трагедия в Светлогорске

Светлогорск — районный центр в Гомельской области Белоруссии с населением около 70 тысяч человек. Стал городом в 1960 году, до этого был поселком, а до 1956 г. — деревней Шатилки. В 1958 г. построена ТЭЦ, затем — крупнейший в Европе комбинат химволокна и целлюлозно-картонный комбинат. Светлогорск — типичный новый город советского образца, переживший расцвет в восьмидесятых и глубокий упадок в девяностых.

В 1996 г. в Светлогорске произошла крупнейшая в Белоруссии вспышка ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков. По официальным отчетам, первый ВИЧ-инфицированный ПИН, житель города, был обнаружен в Минске, после чего власти начали массовое тестирование. С июля 1996 г. по сентябрь 1997 г. в городе было выявлено 1125 носителей ВИЧ, 88% из которых были ПИН. Инфекция быстро распространилась: к концу 1997 г. ВИЧ выявлялся уже во всех регионах республики.

Из публикаций в интернете:

«По устоявшейся версии первые наркоманы появились в Светлогорске в начале 80-х, когда с учебы в Ленинградском мединституте вернулись уроженцы города...»

«Шприцами были усеяны все улицы. Выхожу на улицу погулять с собакой, во дворе стоит человек десять торговцев...»

«Местная милиция объявила облаву на наркоманов. Во время рейдов по городу жителей, не желавших добровольно проходить тестирование... задерживали и в наручниках отправляли на анализ крови...»

«Для наркозависимых были определенные «плюшки» за прохождение теста на ВИЧ: кроме шприцев и презервативов, девушкам давали бесплатно предметы гигиены и витамины, а парням чай и сахар...»

«От СПИДа в Светлогорске умерло 1500 человек... а это более 2 процентов населения 70-тысячного города. Сколько умерло от сопутствующих болезней и от передозировки наркотиков, никто не знает... В молодом городе открыли уже четвертое кладбище...»

«Рядом со Свято-Преображенским собором [в 2008 году] установлен памятный знак, посвященный людям, ставшим жертвами ВИЧ-инфекции... Благословение дал архиепископ Гомельский и Жлобинский Аристарх...»

Читать полностью: onliner.by, news.tut.by, naviny.by, govorim.by.

Как показали дальнейшие исследования, среди ПИН в странах бывшего СССР распространялся, в основном, вариант вируса ВИЧ-1А из Одессы. В то же время, в Калининграде находили и вирус ВИЧ-1B, а также рекомбинантный подтип ВИЧ-1A/B. Это говорит о том, что в Калининград ВИЧ попал как из Одессы, так и из Николаева, причем часть людей заразилась обоими вариантами, что привело к появлению нового рекомбинантного подтипа. Среди ПИН Крыма циркулировали варианты ВИЧ-1А, ВИЧ-1С и ВИЧ-1А/С, то есть там произошло третье попадание вируса в среду наркоманов и также часть людей заразилась дважды, в результате чего возник еще один подтип вируса.


Эпидемия ВИЧ в России

В России первая вспышка ВИЧ среди наркоманов произошла в Калининграде.

Вспышка в Калининграде

Первый ВИЧ-инфицированный в Калининградской области был обнаружен в 1988 году. До 1995 года в регионе имелось всего 22 случая ВИЧ: в трех из них заражение произошло при гомосексуальных контактах, 17 мужчин заразились в иностранных портах при половых контактах с проститутками, 2 случая были связаны с передачей ВИЧ в семьях моряков.

В марте 1996 г. впервые были выявлены 3 связанные случая ВИЧ у лиц, употребляющих инъекционные наркотики, приготовленные кустарным способом. До конца 1996 г. было выявлено 526 ВИЧ-инфицированных, в 1997 г. — 1094. Наиболее вовлеченными в эпидемию оказались возрастные категории 20–29 лет и 15–19 лет. В последующие 15 лет регистрировалось 340–500 новых случаев ежегодно.

Проведенные в 1995 г. исследования показали, что для всех групп молодежи было характерно раннее начало половой жизни, опасные стереотипы сексуального поведения, а также ранне вовлечение в наркотизацию. Школьники в возрасте 14–16 лет в 54% случаев уже имели сексуальный опыт и в 21% — опыт употребления инъекционных наркотиков.

В 1996 г. в области был зарегистрирован максимальный уровень заболеваемости сифилисом, вдвое выше общероссийского.

Распространенность инъекционной наркомании на 100 тыс. населения Калининградской области превышала общероссийский показатель в 4 раза, а на начало 1996 г. по числу женщин, употребляющих наркотики, область занимала первое место в России.

Приобщение к наркотикам происходило в школьном возрасте в местах, где подростки проводили свое свободное время: на дискотеках, в учебных заведениях и дома. Лишь каждый пятый ВИЧ-инфицированный имел работу или учился. При отсутствии собственных средств наркозависимые были вынуждены добывать средства криминальным путем, а женщины — через коммерческий секс.

Женщины-наркопотребительницы играли ведущую роль в выносе ВИЧ-инфекции в общую популяцию через продажу секса. Мужчины-наркопотребители принуждали своих жен и подруг к проституции. К концу 1998 г. уже 88% уличных проституток в Калининграде имели ВИЧ-положительный статус. Высокий уровень выявляемости ВИЧ наблюдался и среди заключенных.

Источники: И. П. Ташкинова, диссертация, 2002; ФМНЦ СПИД Роспотребнадзора, журнал Lancet

Затем вирус стал быстро распространяться: уже в 1996 году начался резкий рост заболеваемости в Краснодарском крае, Ростовской, Саратовской и Нижегородской областях и Ханты-Мансийском автономном округе; в 1997–98 годах — в Москве и Московской области, Тверской и Челябинской областях, в 1999–2001 годах — в Санкт-Петербурге и Ленинградской области и в большинстве остальных регионов России.

Распространение ВИЧ по регионам России, 1995–2004


 

1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004

Цветом обозначено количество зарегистрированных случаев ВИЧ, накопленных с 1987 г. Для получения цифровых значений кликните на нужный регион.

Данные: ФНМЦ СПИД Роспотребнадзора

Всюду повторялся один и тот же сценарий: сначала появлялись сотни или тысячи ВИЧ-инфицированных наркоманов, после чего устанавливалась стабильно высокая скорость распространения вируса с вовлечением их половых партнеров, а затем и всего населения. Особенностью вспышек начала двухтысячных было большое количество инфицированных подростков и даже детей до 14 лет.

Таким образом, эпидемия в России шла по тому же пути, что и на Украине, хотя этот процесс был более растянут во времени. К концу 2004 года вирус «освоил» практически всю территорию страны. Наиболее пораженными оказались, как и на Украине, промышленные районы: Санкт-Петербург, ряд регионов Поволжья, Урала и Сибири, а также Москва и Московская область.


Кто заразился

В 1996–2004 годах вирусом заразились около 295 тысяч россиян.

Количество случаев заражения ВИЧ в России в 1996–2004 гг., тысяч человек
Возраст при выявленииВсегоМуж.Жен.
Дети2,21,21,0
0–9 лет1,30,70,7
10–14 лет0,90,60,3
Взрослые29321182
15–19 лет523418
20–29 лет18513451
30–39 лет41319
40 и более лет111,23
Всего29521283
Источник: расчет по данным бюллетеней ФНМЦ СПИД Роспотребнадзора

Наиболее сильно пострадала молодежь 20–29 лет: за 9 лет были инфицированы 134 тысячи мужчин и 51 тысяча женщин из этой возрастной группы. Также большое число жертв было среди подростков 15–19 лет — 34 тысячи парней и 18 тысяч девушек! Вирус активно распространялся и в возрастной группе 30–39 лет.

В этот период также были инфицированы около 2200 детей. Из них 1300 получили вирус от своих матерей при рождении или вскармливании. Что касается 900 детей, выявленных в возрасте 10–14 лет, то они заразились так же, как и взрослые — через наркотики и половые контакты.


Реакция общества

В России эти трагические события не вызвали большого ажиотажа. В качестве иллюстрации мы приводим выдержки из статьи 2006 года об освещении проблемы ВИЧ/СПИДа в российской прессе. Эта статья интересна прежде всего тем, что ее выводы оказались актуальны и десять лет спустя.

СМИ и ситуация с ВИЧ/СПИДом в России

Краткие выдержки из статьи И. Г. Ясавеева, 2006 г.

Распространение ВИЧ не осознается населением России как масштабное явление. Для большинства россиян ВИЧ остается чем-то далеким, касающимся исключительно уязвимых групп, несмотря на то, что в 2004 г. в 30% зарегистрированных случаев ВИЧ передавался посредством гетеросексуальных контактов.

Отвечая на вопрос «Какие из следующих проблем нашего общества тревожат вас больше всего, и вы считаете их самыми острыми?», лишь 7% респондентов в январе 2005 г. выбрали вариант «рост заболеваемости СПИДом», при этом данная проблема оказалась на 19 месте. 90% молодых людей в России знают, что надо пользоваться презервативами, но пользуются ими только 12%. Среди тех, кто занимался сексом со случайными знакомыми, не пользовались презервативом 48% в возрастной группе от 14 до 20 лет, 37% — в группе от 21 до 30 лет, 61% — от 31 до 40 лет и 69% — от 41 до 49 лет.

Приоритетными для большей части россиян являются проблемы материального характера: рост цен, бедность, безработица. Невнимание к ВИЧ/СПИДу связано также с доминированием ложных, дискриминационных представлений о людях с ВИЧ как о “виновных” в том, что они стали ВИЧ-позитивными.

Уровень внимания к ситуации с ВИЧ/СПИДом со стороны российских СМИ, если судить по количеству статей, существенно снизился. Наибольшее число материалов на эту тему опубликовано в 1987 г., когда ВИЧ впервые был зарегистрирован в СССР. С 1997 г. число газетных публикаций на эту тему невелико (за исключением 2000 г.), хотя именно в этот период быстро растет число регистрируемых случаев ВИЧ.

Проблема распространения ВИЧ/СПИДа проигрывает другим социальным проблемам в конкуренции за место на газетных полосах: сообщениям о террористических актах и других преступлениях насильственного характера, катастрофах, стихийных бедствиях и т. д. Между тем, о влиятельности СМИ свидетельствует факт, на который в 1988 г. указал президент Академии медицинских наук СССР В. И. Покровский: «Максимум публикаций был в августе прошлого [1987] года. И именно тогда мы отметили интенсивность притока людей на анонимное обследование».

Если сравнить количество публикаций о ВИЧ/СПИДе с тем, как эпидемия представлялась в западных СМИ, то становится очевидным некоторое сходство. Так, в США после первой волны сообщений об эпидемии в 1983 г. последовал спад публикаций, вызванный потерей интереса редакторов к этой теме, несмотря на рост заболеваемости. Американские СМИ отказывались от освещения эпидемии, не имея “крючка”, позволяющего привлечь внимание аудитории.

Следствие невнимания СМИ — неготовность членов общества защищать себя при сексуальных контактах и инъекциях наркотиков, думать о безопасности как своих близких, так и незнакомых людей, способствовать реализации программ снижения вреда для людей, употребляющих наркотики, распространения использования презервативов. В результате сохраняются условия для дальнейшего распространения ВИЧ.

Почему российские власти редко артикулируют проблему распространения ВИЧ/СПИДа? Наиболее вероятные причины — стереотипное восприятие ситуации с ВИЧ как угрозы только для некоторых категорий населения; негативное, репрессивное отношение к людям, употребляющим наркотики, и другим уязвимым группам; опасение помешать привлечению в страну инвестиций и еще более затруднить поездки россиян в другие страны; наконец, нежелание тратить значительные финансовые средства на приобретение противовирусных препаратов для лечения людей с ВИЧ.

Можно констатировать, что ВИЧ продолжает распространяться в России. Но эта важная проблема не представляет интереса для российских СМИ и, как следствие, не является предметом внимания общественности.


Что было сделано

Реакция российского государства (на федеральном уровне) была минимальной. Практически она свелась к продолжению массового тестирования населения для выявления вирусоносителей. Значительные результаты были достигнуты только в вопросе профилактики передачи вируса от матери ребенку. Остальная деятельность была делегирована регионам.

Терапия ВИЧ

За рубежом в это время продолжалась активная разработка препаратов для лечения ВИЧ-инфицированных. В 1996 году были опубликованы первые работы по новой эффективной методике терапии ВИЧ — ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия), которая заключается в использовании нескольких препаратов разных классов, направленных на разрушение одновременно нескольких этапов жизненного цикла вируса. С 1997 года эта методика стала широко применяться в западных странах.

Стоимость схем антиретровирусной терапии, рекомендованных МЗ РФ, в 1999 г.
СхемаДолл. США в месяц
1 препарат110–243
2 препарата319–492
3 препарата876–1097
Источник: А.Г. Рахманова с соавт., «ВИЧ-инфекция», 2004
Среднемесячная заработная плата в России
ГодДолл. США в месяц
1999 г.          56
2004 г.243
Источник: rusfact.ru

Однако стоимость как зарубежных лекарств, так и единственного российского препарата, фосфазида (прошел клинические испытания в 1999 году), была велика.

Как и сегодня, таблетки нужно было принимать ежедневно и в течение всей жизни. При этом стоимость одного комплекта терапии в месяц превышала среднюю заработную плату в России того времени, то есть находилась за пределами экономических возможностей для большинства больных.

До 2001 года на ВААРТ находилось всего 406 человек, в 2004 году — 2770 человек (менее 1% от числа зарегистрированных ВИЧ-инфицированных). Лечение откладывалось на более поздние стадии заболевания: если в 1994 году ВААРТ назначали при числе CD4-клеток менее 500 в микролитре крови, то с 1999 до 2006 гг. — при их числе менее 200 (также критерием для назначения ВААРТ было наличие вторичных заболеваний). ВОЗ рекомендовала начинать терапию немедленно, независимо от числа CD4-клеток, а в приоритетном порядке обеспечить ее тем, у кого число CD4-клеток было меньше 350.

Массовое применение ВААРТ в России началось только с 2007 года, через 10 лет после изобретения, когда на нее было выделено федеральное финансирование. До этого момента помощь больным по приобретению лекарств оказывали всего несколько регионов России (Москва и Московская область, Санкт-Петербург и другие). В основном же ВИЧ-инфицированные были предоставлены сами себе — без лечения многие из них заразили других и погибли сами.

В Белово — первый случай СПИДа

Независимая газета, 2 февраля 2000 г.

«По информации пресс-службы города Белово на прошлой неделе от СПИДа умерла 27-летняя жительница поселка Грамотеино. Это первый официально зарегистрированный случай СПИДа в Белово. В городе в ближайшее время есть все основания ожидать вспышку эпидемии ВИЧ-инфекции, поскольку покойная входила в группу риска, была завсегдатаем притонов наркоманов и проституток.

Интересно, что выявить, отчего умерла женщина, удалось только потому, что накануне смерти она лежала в больнице с диагнозом пневмония легких, откуда из-за отсутствия средств на лечение была вынуждена выписаться. Результаты же анализов стали известны только после смерти инфицированной. Сейчас перед медиками Белова стоит нелегкая задача выявить ее связи.»

Профилактика передачи ВИЧ от матери к ребенку

Один из немногих, если не единственный, успех российского здравоохранения в области противодействия ВИЧ за всю истории эпидемии — это введение массовой профилактики передачи вируса от матери ребенку.

Суть подхода состояла в терапии ВИЧ-инфицированной матери с помощью антиретровирусных препаратов, замене естественных родов на кесарево сечение для уменьшения контакта ребенка с кровью матери при рождении и отказе от естественного вскармливания ребенка для исключения передачи вируса с грудным молоком. При условии полного сотрудничества матери заражение ребенка практически исключалось. С учетом того, что не все женщины следовали этим рекомендациям, доля родившихся здоровыми детей составляла около 90% в середине двухтысячных и выросла до 98% в 2016 году, в то время как без медицинского вмешательства она не превышала 70%. Это несомненный и очень важный успех, который позволил остаться здоровыми десяткам тысяч новорожденным.

Практическое внедрение этой методики проходило в 2004 году, в отдельных регионах — в 2001–2003 годах.


Смертность среди ВИЧ-инфицированных

Носительство вируса иммунодефицита отличается длительной бессимптомной фазой у большинства людей, которая, однако, без лечения неизбежно заканчивается летальным исходом. Анализ данных умерших от СПИДа до 2007 года (т. е. до начала массового применения ВААРТ) показал, что вторичные заболевания начинают появляться в среднем через 5–6 лет после заражения. С этого момента возрастает и вероятность передачи вируса другим людям. Без терапии, через 11 лет после заражения от СПИДа погибает половина больных, а через 20 лет — 95%. Более молодые ВИЧ-инфицированные живут без лечения в среднем на несколько лет дольше, чем представители более старших возрастов.

К концу 2004 года среди выявленных ВИЧ-инфицированных насчитывалось 7230 умерших, в том числе 1369 — непосредственно от СПИДа. Однако уже через 10 лет, в конце 2014 года, погибших было 184 тысячи человек. И хотя в их число вошли заразившиеся в более поздние годы, по давности заболевания можно предполагать, что большинство умерших составляли те подростки и молодые парни и девушки конца девяностых–начала двухтысячных годов. Другими словами, это поколение ждала массовая гибель.


Упущенные возможности

Сейчас можно констатировать как факт, что для предотвращения распространения ВИЧ среди ПИН, как и других «взрослых» уязвимых групп, на федеральном уровне ничего не предпринималось с начала эпидемии и вплоть до конца 2017 года. Но можно ли было что-то сделать?

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Объединенная программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) рекомендовали стратегию «снижения вреда» при работе с ПИН, разработанную в 90-х годах прошлого века. Она была реализована, полностью или частично, в США, Канаде, Австралии, Китае и во всех странах Европы (а также бывших республиках СССР в Средней Азии), кроме России, Узбекистана и Туркмении, а также в других странах.

Заявление ЮНЭЙДС о программах снижения вреда

«Люди, употребляющие инъекционные наркотики, относятся к ключевым группам населения, наиболее подверженным риску инфицирования и дальнейшей передачи ВИЧ. В то же время именно для этих людей более всего затруднен доступ к услугам профилактики ВИЧ и сопутствующего лечения и ухода в силу стигматизации, а нередко — криминализации потребления ими наркотиков.

Необходимые инструменты и стратегии для улучшения здоровья и повышения качества жизни лиц, употребляющих наркотики, хорошо известны и общедоступны. Так, программы распространения шприцев с иглами снижают уровень распространения ВИЧ-инфекции, гепатита С и других вирусов, передающихся с кровью. Опиоидная заместительная терапия и прочие формы лечения наркозависимости на основе подтвержденной информации ограничивают потребление наркотиков, снижают уязвимость к инфекционным заболеваниям и повышают уровень пользования медицинскими и социальными услугами.

Огромное количество фактов, подтверждающих эффективность программ по снижению вреда, в том числе в местах лишения свободы, легло в основу разработки комплексного пакета мер, рекомендованных Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН) и Объединенной программой Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) в целях предотвращения распространения ВИЧ и снижения прочего вреда, связанного с употреблением наркотиков. Тем не менее лишь немногим странам удалось добиться удовлетворительных масштабов охвата услугами по снижению вреда.»

Источник: ЮНЭЙДС, 2016 г.

Одной из компонент стратегии «снижения вреда» является опиоидная заместительная терапия (ОЗТ), при которой наркозависимым, в ходе лечения, выдают заменители наркотиков (обычно, метадон). Эти средства принимаются в таблетках, а не в инъекциях, что исключает заражение ВИЧ и гепатитами B и С через нестерильные иглы. Кроме того, благодаря ОЗТ, наркозависимые не вынуждены добывать наркотики криминальным путем.

Совместное заявление ВОЗ / ЮНЭЙДС / УООННП о заместительной поддерживающей терапии

«Опиоидная зависимость — сложное состояние, часто требующее длительного лечения и ухода, — связана с высоким риском инфицирования ВИЧ в случае инъекционного введения опиоидов с использованием зараженного инструментария.

Лечение наркотической зависимости способствует существенному улучшению благополучия и социального функционирования людей с опиоидной зависимостью и предупреждению серьезных медицинских и социальных последствий, включая инфицирование ВИЧ. Поскольку не существует единственного метода лечения, эффективного для всех индивидов с опиоидной зависимостью, должен быть доступен достаточно широкий арсенал разнообразных методов.

Заместительная поддерживающая терапия — один из наиболее эффективных методов лечения опиоидной зависимости. С помощью этого метода можно снизить высокие издержки, связанные с опиоидной зависимостью, для самих индивидов, их семей и для общества в целом — главным образом благодаря сокращению употребления героина, уменьшению количества связанных с ним смертельных исходов, сокращению числа случаев поведения, сопряженных с риском инфицирования ВИЧ, а также снижению преступного поведения.

Заместительная поддерживающая терапия — основной компонент приближенных к населению подходов к ведению пациентов с опиоидной зависимостью и профилактике инфицирования ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков (ПИН). Организацию заместительной поддерживающей терапии — с учетом результатов научных исследований и при обеспечении практической подготовки специалистов и аккредитации — следует рассматривать как важный вариант выбора среди возможных методов лечения в районах с высокой распространенностью опиоидной зависимости, особенно там, где вследствие употребления инъекционных наркотиков их потребители подвержены риску заражения ВИЧ и другими вирусами, которые передаются с кровью.»

Источник: Управление ООН по наркотикам и преступности, 2004 г.

Еще одним направлением профилактики ВИЧ, предложенным международными организациями, было половое просвещение подростков и молодежи.

Из Международного технического руководства по половому просвещению ЮНЭЙДС / ВОЗ / ЮНИСЕФ

«Эффективное половое просвещение является важной частью мер по профилактике ВИЧ и имеет также большое значение для достижения целей универсального доступа к профилактике, лечению, уходу и поддержке в связи с ВИЧ и сохранением репродуктивного здоровья...

Исследования показывают, что программы эффективного полового просвещения... могут помочь:

  • воздержаться от вступления в половые отношения или повременить с ними;
  • сократить частоту половых контактов без средств предохранения;
  • сократить число сексуальных партнеров; и во время полового контакта чаще использовать средства, предохраняющие от нежелательной беременности и ИППП.

Обучение в школе дает хорошую возможность охватить программой полового просвещения большое число молодых людей еще до начала их активной сексуальной жизни, используя при этом надлежащий механизм — официальную программу школьного образования.»

Источник: ЮНЕСКО, 2010 г.

В России против программ снижения вреда среди ПИН сформировалось мощное лобби в структурах Минздрава и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, которые выступили за ужесточение отношения к наркопотребителям. Также часть чиновников Минздрава высказалась против программ полового просвещения по стандартам международных организаций.

Об отношении к уязвимым в отношении ВИЧ группам взрослых в России

Любопытно отметить, что неприятие уязвимых в отношении ВИЧ групп населения со стороны представителей системы здравоохранения в нашей стране имеет столь же давнюю историю, как и сама эпидемия.

Еще в книге В. В. Покровского, «Эпидемиология и профилактика ВИЧ-инфекции и СПИД», посвященной началу распространения ВИЧ в России, отчетливо прослеживается взаимная неприязнь между медицинскими работниками и первым советским ВИЧ-инфицированным на почве нетрадиционной сексуальной ориентации последнего.

В книге «ВИЧ в России и Евразии», изданной в 2006 году, упоминается письмо, написанное в 1987 году группой студентов-медиков на имя Покровского:

«Уважаемые коллеги! Мы, выпускники медицинского института, категорически возражаем против борьбы с новой “болезнью” СПИД! И мы намерены сделать все от нас зависящее, чтобы помешать исследованиям по борьбе с этой благородной эпидемией. Мы убеждены, что в скором времени СПИД уничтожит всех наркоманов и проституток. Мы убеждены, что Гиппократ одобрил бы наше решение. Да здравствует СПИД!»

Цитируется по книге «ВИЧ в России и Евразии» (перевод с английского)

Среди наиболее активных противников программ снижения вреда можно выделить Алексея Израилевича Мазуса, многолетнего руководителя Московского городского центра борьбы со СПИДом (МГЦ СПИД), а также сложившуюся группу исследователей в Российском институте стратегических исследований (РИСИ). В сотрудничестве с А. И. Мазусом они опубликовали серию исследований, призывающих отказаться от программ профилактики ВИЧ-инфекции западного образца и идти собственным, российским путем. Ниже мы приводим несколько выдержек из этих публикаций, которые иллюстрируют эту позицию.

Из докладов РИСИ

«В последнее время в нашей стране предпринимаются попытки навязать стратегию «снижения вреда» (harm reduction), которая заключается, в частности, в бесплатном обмене шприцев для внутривенных наркоманов с целью предупреждения заражения ВИЧ-инфекцией и вирусными гепатитами и проведении программы заместительной терапии (метадоновая программа)... Предполагается, что таким образом можно снизить и даже приостановить распространение ВИЧ-инфекции в популяции потребителей наркотиков, а также повысить в этой группе приверженность к лечению как наркозависимости, так и ВИЧ-инфекции.

Мировой опыт показывает, что метадоновая программа не решает ни одну из поставленных задач. Такое направление снижения спроса на наркотики, на наш взгляд, не только антинаучно с медицинской точки зрения, но и аморально...

К сожалению, в России, при заимствовании программ «безопасного секса», морально-нравственные критерии отошли на второй план... Между тем, идею о безопасном сексе в случае использования презервативов, многие специалисты считают мифом...»

— ВИЧ/СПИД в России: тенденции, проблемы, меры противодействия, 2004 г.

«Очевидно, что утверждение об особо тяжелой ситуации по ВИЧ/СПИДу в Российской Федерации... не подтверждается реальной ситуацией, нагнетается искусственно...

Практически бесконтрольное обучение российской молодежи... основам «безопасного секса» может служить примером, когда значительной части молодежи... «объяснили» что «эта мелочь» в виде широко рекламируемого презерватива фактически является индульгенцией на свободные сексуальные отношения. Такая пропаганда «безопасного секса» внесла свой вклад в активизацию сексуальной распущенности, которая развилась на постсоветском пространстве, и оказала негативное влияние на репродуктивное здоровье нации. Например, в настоящее время в Российской Федерации до 15% супружеских пар являются бесплодными.»

— ВИЧ/СПИД в Москве в контексте мировой пандемии, 2005 г.

«Неудивительно, что ярыми лоббистами «секс-просвета» и в целом социального маркетинга своей продукции являются представители порно-индустрии и компании-производители презервативов...

Еще одной любопытной особенностью либерального подхода к профилактике СПИДа является позитивизация ВИЧ. Так, в одной из нашумевших программ по половой «социализации» подростков... почему-то статус ВИЧ-инфицированного позиционируется в положительном ключе, что, по мнению специалистов-сексологов, притупляет у подростков ощущение опасности...

— Социальные аспекты противодействия ВИЧ-инфекции в мегаполисах (на примере Москвы), 2014 г.

«Размах глобальной сети по борьбе с ВИЧ/СПИДом... требует выявления завуалированных целей, которые кроются за ширмой благородных деклараций...

ЮНЭЙДС последовательно пропагандирует и продвигает во всех без исключения странах программы «снижения вреда» и «безопасного секса» (обмен шприцев, бесплатная выдача средств личной профилактики, таких как презервативы, спиртовые салфетки, дезинфицирующие средства), которые де-факто легализуют наркоманию, проституцию и способствуют половой распущенности.

Особую опасность представляет интенсивное внедрение модели раннего полового воспитания под лозунгами «безопасного секса для несовершеннолетних» в школьные программы как средства профилактики ВИЧ. Это снимает у школьников стыд, повышает интерес к сексу и уровень их сексуальной активности, ведет к раннему началу половой жизни, тем самым увеличивая темпы заболеваний, передающихся половым путем, и подростковой беременности.

Через ВОЗ на постсоветском пространстве, как и во всем мире, делаются попытки внедрения программ заместительной терапии... Эти программы фактически направлены на создание толерантной к наркопотреблению среды как первого этапа к дальнейшей легализации «легких» наркотиков и обеспечение «рекламы» безответственного, но якобы безопасного секса в молодежной среде. Суть ее в том, чтобы пересмотреть приоритеты распределения ресурсов, прекратить борьбу с наркотиками, легализовать наркорынок.

К ослаблению ответственного поведения и, соответственно, к дополнительным затратам государства ведет пропаганда успехов АРТ, а также внедрение в сознание не только ВИЧ-инфицированных, но и здорового населения идеи о том, что если лечиться, то можно дожить до старости, сохраняя высокое качество жизни, а сама ВИЧ-инфекция утратила статус смертельного заболевания... Идеологом данной политики является специальный посланник Генерального секретаря ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии...

Попытки глобальных центров навязать унифицированное американское видение проблем правительствам и обществу, организация внешними силами процедур, противоречащих традиционным ценностям и действующей правовой системе, могут иметь непредсказуемые последствия и угрожать национальной безопасности отдельных стран...»

— Противодействие эпидемии ВИЧ/СПИД: глобальные тренды и национальная безопасность России, 2015 г.

В то же время среди медиков были и сторонники профилактики. Среди них можно отметить Вадима Валентиновича Покровского (сейчас — академик РАН и руководитель Федерального научно-методического центра борьбы со СПИДом), которого также поддерживал его отец, Президент Академии Медицинских Наук СССР с 1987 года, в дальнейшем — Президент РАМН (до 2006 года) и Главный эпидемиолог Минздрава России академик В. И. Покровский.

В Государственном докладе о здоровье населения за 1997 год, соавтором которого был Покровский-старший говорится:

«Сложившаяся эпидемиологическая ситуация по заболеваниям, передаваемым преимущественно половым путем, обусловлена с одной стороны, расширением путей передачи инфекции, ... с другой — неэффективностью профилактических мероприятий, в том числе по эпидемиологическому мониторингу за группами повышенного риска...

В принятом 8 января 1998 года Федеральном Законе «О наркотических средствах и психотропных веществах» предусмотрено уголовное наказание за потребление наркотических веществ. Уголовное наказание людей, больных наркоманией, может привести к дальнейшему росту ВИЧ-инфекции, поскольку больные будут скрываться от медицинских работников, что не позволит вовремя провести комплекс противоэпидемических мероприятий.»

Источник: Государственный доклад о здоровье населения за 1997 год

В целом можно сказать, что в итоге в Минздраве возобладала точка зрения сторонников жесткого отношения к больным наркоманией и отказа от предложенных ВОЗ и ЮНЭЙДС мер профилактики ВИЧ среди уязвимых групп взрослых.

В марте 2004 г. был образован Роспотребнадзор, которому были переданы функции эпидемиологического надзора, находившиеся до этого в ведении Минздрава. Хотя Роспотребнадзор формально входил в состав Минздрава, он действовал вполне самостоятельно, а в 2012 г. был переподчинен напрямую Правительству.

В состав Роспотребнадзора был передан Центральный НИИ эпидемиологии и работающий на его базе Федеральный научно-методический центр борьбы со СПИДом, возглавляемый Покровским. После этого в Минздраве не осталось людей, которые бы открыто говорили о желательности программ снижения вреда в России, а между Роспотребнадзором и Минздравом возникло противостояние, сохраняющееся до настоящего времени: ФНMЦ СПИД и Роспотребнадзор постоянно призывают Минздрав начать противоэпидемические мероприятия, а Минздрав хранит по этому вопросу гробовое молчание.

Историческая справка

А. И. Мазус и В. В. Покровский, два оппонента в деле борьбы со СПИДом в нашей стране, по-видимому, познакомились еще в 1985 году.

В это время Покровский занимался лечением первого больного СПИДом иностранца в нашей стране, а также начинал читать лекции студентам и практикующим врачам по ВИЧ и СПИДу.

А. И. Мазус в 1985 году поступил на учебу в Московский медико-стоматологический институт им. Н. А. Семашко и с этого момента работал лаборантом на кафедре инфекционных болезней и эпидемиологии. Он также знал первого больного СПИДом, о чем упомянул в одном из интервью.

В 1986 году А. И. Мазус организовал первый в СССР кабинет консультирования и анонимного обследования на ВИЧ-инфекцию «АнтиВИЧ/СПИД», а в дальнейшем возглавил МГЦ СПИД — созданный на базе инфекционной клиники, в которой лечились первые больные СПИДом в СССР и начинал свою деятельность Покровский.


Программы снижения вреда в России

Некоммерческие организации совместно с администрациями некоторых регионов пытались внедрять программы снижения вреда. С середины девяностых годов их работа находилась «в серой зоне», поскольку в этот момент не было ясности, противоречат ли предлагаемые международными организациями меры российскому антинаркотическому законодательству.

С заместительной терапией неопределенность разрешилась довольно быстро. В 1998 году постановлением Правительства метадон был включен в перечень наркотических средств, оборот которых в России запрещен. В том же году Пленум Верховного Суда указал, что при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с наркотиками, судам следует руководствоваться этим перечнем. Таким образом, ОЗТ на основе метадона оказалась в нашей стране вне закона, и эта ситуация не менялась до настоящего времени (2017 г.).

Программы обмена шприцев также вызывали неприятие федеральных ведомств.

Из письма начальникам территориальных органов Госнаркоконтроля РФ, 2003 год

«В последнее время отдельными неправительственными организациями активно навязывается общественному мнению идея реализации так называемой программы «Снижения вреда», суть которой сводится к борьбе с распространением ВИЧ-инфекции путем обмена одноразовых шприцов для наркоманов. Руководство Госнаркоконтроля рассматривает данную идею не иначе как открытую пропаганду наркотиков.

Предоставление наркоманам шприцев с разъяснениями, раздачу проспиртованных салфеток, с юридической точки зрения, можно рассматривать, как определенные способы употребления наркотиков, попадающие под положение Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 9 от 27.05.98 года, который определил, что под склонением к потреблению наркотических средств или психотропных веществ следует понимать любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дачу совета и т.п.).»

Источник: Информационное письмо заместителя председателя Госнаркоконтроля России А. Г. Михайлова от 17 декабря 2003 г.

В то же время, эти программы не были прямо запрещены законом и продолжали существовать в некоторых регионах, а в 2003 году Государственная Дума дополнила статью 230 УК следующим примечанием:

Примечание к статье 230 УК РФ

Действие настоящей статьи не распространяется на случаи пропаганды применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ, если эти деяния осуществлялись по согласованию с органами исполнительной власти в области здравоохранения и органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Таким образом, несмотря на то, что Минздрав России не поддержал программы обмена шприцев ни методически, ни финансово, власти регионов были вольны разрабатывать и внедрять их за собственный счет.

Отношение регионов было самым разным: например, в Татарстане программа обмена шприцев получила серьезную поддержку администрации, а в Москве и Калининграде такие программы отсутствовали в принципе. В Санкт-Петербурге администрация поддерживала программу, но ее масштаб оставался небольшим. В ряде регионов обменом шприцев занимались международные организации и НКО, при этом местные власти не препятствовали и не помогали этому.

Профилактика ВИЧ-инфекции среди ПИН Мирнинского района Якутии

Краткие выдержки из статьи А. Н. Филатова и Д. Н. Сухарского, Дальневосточный журнал инфекционной патологии, 2003 г.

«В конце 2000 года, на пике эпидемического подъема заболеваемости ВИЧ-инфекцией в районе, ... специалистами филиала Центра СПИД при поддержке администрации района организована работа по «снижению вреда» от внутривенного потребления наркотиков... При Центре СПИД организована работа стационарного пункта обмена шприцев (ПОШ), где проводится консультирование наркоманов, обмен инструментария и оказание первой медицинской помощи. На точках и поквартирно проводится аутрич-работа специально подготовленными социальными работниками из числа бывших потребителей наркотиков, привлекаются волонтеры...

С целью вовлечения в проект большего числа наркоманов, практикуется проведение фокус-групп для оценки нужд потребителей... Проводятся специальные акции в частных аптеках города, где доводится информация о месте нахождения ПОШ и услугах, оказываемых проектом. Аналогичные акции осуществляются и через службы частного такси... Тиражировались и распространялись брошюры («Закон», «ВИЧ/СПИД», «Вены», «Передозировка», «Жизнь с ВИЧ», «Для мужчин в заключении»)...

В 2002 году потребителям внутривенных наркотиков роздано 20677 наборов стерильных шприцев/игл, в 2001 году — 10714 штук... В раздаточный материал входили: вода для инъекций, спиртовые салфетки, вата, бинты, гепариновая мазь, гель «троксевазин». С целью предотвращения полового пути передачи роздано в 2002 году 5323 презерватива, в 2001 году — 4744 шт.

Прослеживается... явная эффективность данного профилактического направления. При ежегодном увеличении клиентов проекта «Снижения вреда»... наблюдается снижение заболеваемости ВИЧ-инфекцией в районе с 89,9 на 100 тыс. населения в 2000 году, до 22,5 — в 2002 году.

Работа по «снижению вреда» проводится в г. Мирный и г. Удачный. В п. Айхал такое целевое профилактическое влияние... не организовано. В связи с этим, по итогам 2002 года эпидемиологическая ситуация по ВИЧ-инфекции в п. Айхал имеет тенденцию к усугублению неблагополучия.»

Справка: по данным ФМНЦ СПИД Роспотребнадзора, в 2014 году Якутия имела низкую пораженность ВИЧ-инфекцией среди регионов России — 109 человек, живущих с ВИЧ, на 100 тыс. населения. Для сравнения: г. Москва — 359 (не считая жителей города, не имеющих в Москве постоянной регистрации), среднее по России — 513.

В целом по России эффективность этих программ оказалась ограниченной — прежде всего, из-за недостаточного охвата, связанного с низким уровнем финансирования и отсутствием поддержки со стороны местных властей.

Провал программы профилактики среди ПИН в г. Иркутске

Отрывок из статьи «ВИЧ и потребление наркотиков в Евразии», авторы R. Heimer, R. E. Booth, K. Irwin, M. Merson, в сборнике «ВИЧ/СПИД в России и Евразии», 2006 г. (перевод с английского)

«Экспресс-исследование, проведенное в середине 1999 года в Иркутске, выявило широкое распространение наркомании (оценочно 50000 ПИН), при низкой заболеваемости ВИЧ-инфекцией. Эта информация была использована для обоснования программы снижения вреда, в центре которой был обмен шприцев. Но найти финансирование и начать программу, хотя бы в ограниченном объеме, удалось только через 13 месяцев. За 5 лет после вышеупомянутого исследования, число ПИН, по-видимому, не увеличилось. Однако в течение тех 13 месяцев, ВИЧ прибыл из Москвы...

К моменту начала реализации программы обмена шприцев в городе уже насчитывалось 1300 зарегистрированных ВИЧ-инфицированных. Почти все они были ПИН. Несмотря на этот взрыв заболеваемости, программе позволили оставаться неэффективной — без достаточного финансирования и без поддержки местного Центра СПИДа и городского отдела здравоохранения. Обмен шприцев вызывал подозрение как иностранная идея. В результате, к концу 2004 года в Иркутской области было зарегистрировано более 17500 ВИЧ-инфицированных, почти все ПИН, почти все жили в Иркутске. Эту эпидемию можно было предотвратить. Механизм противодействия был разработан, но ошибки на местном и федеральном уровне привели к провалу в реализации противоэпидемических мероприятий.»

Справка: по данным ФМНЦ СПИД Роспотребнадзора, в 2014 году Иркутская область имела самую высокую пораженность ВИЧ-инфекцией среди регионов России — 1597 человек, живущих с ВИЧ, на 100 тыс. населения.

Низкой эффективностью программ снижения вреда воспользовались их критики, которые обвинили сами НКО и международные фонды в быстром росте числа ВИЧ-инфицированных в регионах их присутствия — в частности, в Санкт-Петербурге и Иркутской области.


Дальнейшее распространение ВИЧ

После 2004 года динамика заболеваемости в России, в пересчете на численность населения, разительно отличается от динамики этого показателя в бывших странах СССР, внедривших рекомендованные ВОЗ и ЮНЭЙДС программы противодействия ВИЧ.

Новые случаи ВИЧ на 100 тысяч населения в 1996–2016 гг.


Данные: ФМНЦ СПИД Роспотребнадзора, статистические службы Белоруссии, Казахстана и Эстонии

Ситуация с ВИЧ в Белоруссии, Казахстане и странах Балтии оставалась сложной. Как и в России, во всех из них произошли вспышки среди наркоманов в 1996–2001 гг. Несмотря на значительные усилия по профилактике ВИЧ среди уязвимых групп, в Белоруссии и Казахстане продолжился рост заболеваемости. Особенно тяжелая ситуация сложилась в Эстонии, которая пережила самый мощный всплеск эпидемии в 2001 г. Несмотря на дальнейшее кратное снижение заболеваемости, Эстония и сегодня остается одной из самых неблагополучных в этом отношении стран Европейского Союза.

Однако сравнивая динамику заболеваемости ВИЧ в этих странах и в России, невольно думаешь, что мы живем на другой планете — на которой нет средств борьбы с эпидемией или они не действуют. Начиная с 2005 г. мы имеем безудержное распространение вируса, которое продолжается и поныне. В 2015 г. вновь заразившихся стало даже больше, чем в «черном» 2001 году. В 2016 г. ВИЧ заразились более 100 тысяч человек, а общее количество случаев ВИЧ с начала эпидемии достигло миллиона.

Национальная катастрофа. Начало. 1981–95 годы


Источники

  1. Статистические публикации ФНМЦ СПИД Роспотребнадзора, а также стран СНГ и Балтии за 1994–2017 гг.
  2. «HIV/AIDS in Russia and Eurasia», сборник научных статей в двух томах, 2006 (на английском языке).
  3. «ВИЧ-инфекция», А. Г. Рахманова, Е. Н. Виноградова, Е. Е. Воронин, А. А. Яковлев, 2002.
  4. «Эпидемиология и профилактика ВИЧ-инфекции и СПИД», В. В. Покровский, 1996.
  5. Доклады Российского института стратегических исследований за 2004–2015 гг.
  6. Диссертации, научные статьи, публикации региональных СПИД-центров и СМИ.